Общество

Без паспорта и без прав: в Воронежской области религиозные разногласия стали причиной развода

05.10.23

Елена Киселева приняла веру своих родителей, но ее муж не смог с этим смириться

Без паспорта и без прав: в Воронежской области религиозные разногласия стали причиной развода Фото: godesign3d

В редакцию «Пятой власти» обратилась Надежда Фролова, обеспокоенная бракоразводным процессом сестры Елены Киселевой. Она объяснила, что переживает за сестру, ведь ее бывший муж глава поселения и якобы может навредить ей. Фролова убеждена, что мужчина пытается выставить ее сестру невменяемой, чтобы забрать детей.

Поговорить напрямую с Киселевой нельзя, так как у нее нет мобильного телефона. Девушка отказалась от сотового из-за религиозных убеждений. Но пообщаться с журналистами с помощью телефона сестры – была не против. В ходе разговора выяснилось, что по этой же причине у Елены нет паспорта.

Девушка говорит, что причисляет себя к последователям Истинно-православной церкви. Это группа лиц, исповедующих православие, но противопоставляющих себя признанным православным церквям. Предки Елены придерживались такого уклада, она пришла к этому немного позже. В какой-то момент девушка отказалась от паспорта, что стало последней каплей в их отношениях с мужем. Женщина решила подать на развод и уехала жить к матери.

Десять месяцев назад я ушла от мужа, потому что совместная жизнь стала невозможна. Мы стали очень разными, он раздражался на все мои поступки. То я детей неправильно воспитываю, то еще что-то. Например, говорит, что на улице хорошая погода, а они сидят читают – это плохо. Если я дам почитать Евангелие, то это тоже неправильно. Доходило даже до рукоприкладства. Как таковых драк не было. Я решила никуда не обращаться, а просто уйти к маме, – делится с «ПВ» Елена Киселева.

После решения уйти от мужа, в один из дней в дом Елены нагрянули органы опеки и полицейские, которые насильно увезли ее в психоневрологический диспансер. Девушка уверена, что муж сделал это специально, чтобы отобрать детей. 

Заходит двое полицейских, медсестра и мой муж. Спрашивают, что у вас тут происходит? Мы не поняли, что она хочет от меня. Медсестра сказала, что мы должны помириться, якобы на меня пришла бумага и я должна показаться врачу. Мне сказали, что эту бумагу не покажут, а то я ее порву. Сказали, что сейчас забирают детей потому что меня повезут в больницу. Я сказала, что не поеду. У меня дети были на коленках, муж стал вырывать детей. А эти полицейские меня потащили под руки в машину скорой помощи, а муж сопровождал.

Привезли меня к районному психиатру. Она говорит, что на меня поступило сразу три жалобы: от мужа, от органов опеки и рапорт от полицейского. Поэтому мы вас отправляем в психоневрологический диспансер. Она пишет мне диагноз, даже не поговорив со мной. Говорит, что я возбужденная. Потом отдали это направление мужу, я еще пыталась сопротивляться. Потом меня затолкали в скорую помощь и повезли в Орловку. Смотрю, пришли два санитара с веревками. Я уже не стала сопротивляться. Они мне еще сказали подписать, что я добровольно ложусь, а если не подпишу, то пойду на полгода. Я испугалась очень сильно и подписала. Я там пролежала всего четыре дня, приходили врачи со мной беседовать и психолог. Мне выписку почему-то не дали и настаивали, чтобы я полечилась. Я им сказала, что это мои религиозные убеждения, от которых не лечатся. Это же моя вера. Они мне сказали написать, что я отказываюсь от лечения и тогда отпустят. Мне даже диагноз не сказали, сказали, что все отправят районному психиатру.

Он там понаписал, что я детей пугаю концом света. Что у меня нет паспорта, что я схожу с ума на почве религии. Мол это не вера, а секта. Что я не выпускаю детей на улицу, хотя это вообще не так. У меня дочь старшая в школу пошла уже умеючи писать и читать, всему я ее научила.

Муж сейчас говорит, что он все это делал, чтобы я его послушалась и жила так, как он скажет. Мол все его поступки были для этого, но поступки жестокие. Я не знаю какие у него там связи, но он же глава поселения.

Два старших ребенка у него, а младшие – у меня. Но я боюсь, что у меня еще и младших заберут. Он всем говорит, что я сектантка, поломала ему жизнь и он хочет забрать детей. Он знал, что у меня такие корни и предки, но он против моей веры и мириться с этим не собирается. Он хочет, чтобы я отказалась от этой религии потому что он в эти рамки не вписывается, – продолжает Киселева.

Сестра Елены убеждена, что Николай иногда ведет себя агрессивно. Фролова призналась, что однажды он ее ударил и теперь она побаивается мужчину. Кроме того, Надежда считает, что основная цель экс-супруга сестры – признать ее родственницу невменяемой. На эти мысли ее натолкнул адвокат.

Когда мы обратились к адвокату, она сказала, что таким образом хочет оформить опекунство и делать с ней, что угодно. Он же подал на развод, а потом в последний момент подал, что они помирились. Тут хитрый план, он с ней передумывает разводиться и сразу же отправляет в психушку. Она никогда в жизни не обращалась туда, всегда была нормальной и тут такой ужас.

Когда она с ним жила, то ее слова там не было. Как он скажет – так и будет. Он кидался на нее, побивал. Правда я никогда не видела, как он ее бил. Но стульями он бросался при мне. Предметами мог бросить в нее. Она едет за детьми, а приезжает в синяках, постоянно побитая. Он и меня бил, это было 14-го февраля. Я повезла сестру в школу, за дочкой. Он позвонил учительнице и сказал, чтобы та не выпускала дочь потому что Лена неадекватная. Я смотрю, а он агрессивно себя с ней ведет. Я вышла из машины, издалека крикнула: Лена, не подходи к нему. Он подбежал и два раза кулаком мне по глазу ударил. Я заявила в полицию и три месяца ходила в очках.

Она пошла против его воли. И у нее нет паспорта, а значит и прав нет. Ну если даже у меня есть паспорт, а он меня избил. Не смог сдержать себя в руках. Честно сказать, побаиваюсь его. Мы все хотим помочь сестре, – делится с «ПВ» Надежда Фролова, сестра пострадавшей.  

Фролова поддерживает вероисповедание своей сестры, она убеждена, что в этой религии нет ничего деструктивного, ведь они живут в рамках христианства. С той лишь разницей, что не ходят в церковь и молятся на дому. Только вот бывший муж Елены убежден, что девушка попала в секту.

Мы поженились в 2013 году. Жили замечательно, вот я сам себе завидовал, как мы жили с ней. Родили трех детей в любви и согласии, была полная идиллия и гармония. А моя теща приверженца непонятно какого вероисповедания, они хоть и называют себя истинными христианами, но я человек воцерковленный и понимаю, что там с РПЦ очень мало связано. И все те годы, что мы жили с Леной в любви и согласии, моя теща мою супругу морально съедала. Моя супруга приезжала к теще с детьми, та ее даже на порог не пускала. Когда Лена родила третью дочь, теща даже отказалась ехать к ней в роддом. Отношение было такое, словно Лена ее предала. Почему? Потому что Лена стала вместе со мной ходить в православные храмы, она крестилась и венчалась со мной. Теща, когда об этом узнала, для нее это было предательством.

Наступил 2020 год, начался локдаун. Моя супруга стала вести себя иначе. Если раньше она ездила к теще раз в пару месяцев и сразу возвращалась, то тут она с тещей сблизилась. Я сначала даже обрадовался, что мать с дочерью помирились. Но потом я стал замечать, что супруга ездит к теще по два раза в неделю. Что она все время там оставляет кого-то из детей, стала носить какие-то непонятные длинные одежды. Она уничтожила все свои документы, наотрез отказалась от всех детских социальных выплат. Естественно на этой почве у нас стали возникать конфликты. Мы ссорились, мирились. Я надеялся, что она одумается.

26 ноября 2022 года я пошел в органы социальной защиты и оформил социальные выплаты, которые мы уже два года не получали. Когда я пришел и сказал ей об этом, она заявила, что я продаю наших детей. Повернулась и уехала к теще будучи беременной. Она родила ребенка не обращалась ни в какую поликлинику. Пока тёща молилась, Лена родила мальчика. О том, что он родился я узнал позже, когда приехал навестить малышей своих, узнаю, что у меня еще и сынок родился. Оформлять на него какие-то документы они наотрез отказывались. Мне пришлось ехать в органы опеки и заявлять, что моя супруга родила. Его же хотя бы нужно посмотреть, должен же ребенка кто-то посмотреть, когда он родился? Со мной поехали медики, органы опеки, посмотрели малыша. Сказали, что малыш здоров, а вот мама нуждается в психологическом лечении. Вот так постепенно жили, – делится с «ПВ» Николай Киселев, бывший супруг Елены.

Николай был обеспокоен такими переменами. Мужчина признается, что больше всего переживал за детей. Со слов мужчины, старший сын сам захотел жить с ним и Николай его забрал, а вот дочери остались у матери. Забирать их он не решился, ведь девочки «любят маму», объяснил Киселев.

Николай заверил журналистов, что обратиться к психиатру – не его идея, а врачей из районной больницы, которые приезжали к новорожденному: «Мне сказали, что для этого нужно ходатайство от органов опеки и заявление от меня. Я написал заявление, органы опеки подписали ходатайство. В сентябре ее отправили в Орловку».

Следом журналист «ПВ» прямо спросил у Николая, может ли он как-то объяснить, почему Надежда Фролова и его бывшая супруга обвиняют его в рукоприкладстве? Николай не стал отрицать, что эпизоды насилия все же были и даже подробно рассказал про каждый из них.

Что значит применяете силу? Когда она целый месяц не давала мне дочь? Я целый месяц приезжал, они просто запирались и не открывали мне дверь. Потом мне удалось забрать свою дочь у ее сестры. Дочь не была дома целый месяц, а жена уже через 40 минут прилетела и начала требовать ее обратно. Я сказала, что не отдам. Она начала в наглую лезть и порвала на мне майку, естественно за это я схватил ее в охапку и вышвырнул за ворота. Да, я применил силу. И считаю, что правильно поступил.

Надежду Фролову я однажды ударил, было такое. Но свою жену я не бил. Надежду Фролову я ударил, потому что я считаю, что моя семья развалилась благодаря Надежде Фроловой и моей теще, они приложили для этого значительные усилия. Когда моя супруга родила малыша, а я забрал старшую дочь оттуда, потому что ей в школу нужно было идти. На следующий день они приехали в школу. Подъехал туда и мы с Леной нормально общались, спорили может быть. Я ей говорил, что дочь сейчас не отдам, потому что она долго не была дома. На выходные я приеду поведать малыша и привезу старшую дочь. Но тут пришла Надя Фролова, слово за слово, и она попыталась применить ко мне физическую силу. Пришлось ее убедить, что это была плохая идея. Она порвала мне куртку, а я ударил ее по лицу, – признается Николай.  

Так как ранее корреспондентам «ПВ» не приходилось сталкиваться с представителями таких религиозных ответвлений, мы обратились к представителю духовенства, пожелавшему остаться анонимным.

Не могу сказать, что таких людей у нас много. Но они встречаются. Православная церковь не одобряет подобные запреты, но и препятствовать этому пути не может. Так как человек сам выбирает путь, которым хочет идти и во что верить, – поделился с «Пятой властью» один из воронежских представителей духовенства.

Редакция «Пятой власти» направила обращение в прокуратуру по Воронежской области, с просьбой проверить законность принудительной госпитализации Киселевой. Так как нам кажется, что религиозные убеждения не являются причиной для госпитализации. Мы продолжим следить за этой историей!

 

Федор Коваль 

Поделиться:

16+